Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Предновогоднее

Расскажу историю стародавнюю, из эпохи Развитого социализма, когда жилось нам без особых забот и шпроты с ветчиной ещё действительно коптили, а не доводили до готовности при помощи Таблицы Менделеева.
Collapse )

(no subject)

Жил в прошлом веке человек, звали его Станислав, был он очень умён, вот и писал хорошие книжки, такие нынче не пишут, эрудиции сегодняшним писакам для того не хватает.
Творил он в шестидесятых годах, тогда крайне популярна была на земных просторах научная фантастика (science fiction), множество именитых авторов старалось, всё забугорных (у нас жанр был в загоне, его серость Миша Суслов боялся фантастики как чумы, Стругацким к читателям приходилось пробиваться через периферийную периодику),  но Станислав на научность своих писаний не очень-то напирал: или сатира, причём весьма злая, или фантастика социально-философская.

Collapse )Collapse )

Сегодня только и разговору, что о неграх, придётся и мне свои 5 копеек добавить...

                                                                                РАСИСТ

«Перекрёстное спаривание, — заметил Швейк, — это вообще очень интересная вещь. В Праге живёт кельнер-негр по имени Христиан. Его отец был абиссинским королём. Этого короля показывали в цирке на Штванице. — Ярослав Гашек.

Огурец категорически не переносил негров, что удивляло, ибо изобилия таковых в Тифлисе той поры не наблюдалось. На всё про всё проживало в городе двое чернокожих — отец с сыном, пожарники, причём, оба коренные, уважаемые горожане. Collapse )

Кирюша

— Кириак Самсоныч, я ваших студентов маму!..
— Арутюн, ты с ума сошёл! Идёт заседание Учёного совета!..
— Нет, Кириак Самсоныч, я с ума не сошёл, учёный совет мне новую резину не купит, — я ваших студентов маму: зеркало сломали, дворники стырили, покрышки порезали…
Дело было в одна тысяча девятьсот семидесятом году, место действия — кабинет директора Института строительной механики и сейсмостойкости Академии Наук Грузинской ССР, действительного члена Академии Строительства и Архитектуры СССР, председателя Международной ассоциации по сейсмостойкому строительству, председателя Постоянно действующей секции сейсмического строительства А.С. и А. СССР, почётного профессора Института преднапряжённого железобетона США, академика А.Н. ГССР — Кириака Самсоновича Завриева.
Кириак являл собой пережиток существовавшей некогда когорты универсальных инженеров, инженеров, которые ещё не делились на кабинетных сидельцев и практиков, на проектировщиков и производственников: этакий реликт-мультифункционал.
Ученик «самого» Тимошенко (Степан Прокофьевич Тимошенко в 1913 -1914 годах заведующий кафедрой теоретической механики Петербургского института путей сообщения, иностранный член А.Н. СССР, профессор Мичиганского и Стенфордского университетов), ещё в студенчестве (1913 год) опубликовал фундаментальную работу, положившую начало новой, революционной методике расчёта сооружений по предельным состояниям.
С 1923 года декан строительного отделения политехнического факультета Тбилисского университета, одновременно с двадцать первого по двадцать восьмой руководил Отделом мостов Закавказской железной дороги. В двадцать восьмом, при непосредственном участии Кириака был создан Закавказский НИИ сооружений, впоследствии — отнюдь не последний в мировом реестре, авторитетнейший ТНИИСГЭИ (уничтожен младореформаторами в 90-х).
Первый в числе зачинателей Эакавказского института инженеров путей сообщения — после реорганизации в ТБИИЖТ (1930), славный высоким просветительским уровнем многопрофильный технический ВУЗ, с 1956 — родной мой Политех.
В 1941 возглавил Бюро антисейсмического строительства А.Н. (после завершения Второй мировой трансформировано в Институт строительной механики и сейсмостойкости).
В тридцатых возглавлял группу разработчиков строительных нормативов по Закавказью с учётом сейсмической активности региона.
Внедрил в практику строительства столь привычные сегодняшнему глазу сейсмические железобетонные межэтажные пояса; предварительно напряжённый железобетон; методику расчёта мостовых арок.
В 1936, впервые в мировой практике, разработал техническое решение по применению лёгких бетонов для сооружения несущих конструкций. Инновация была принята в дело в процессе строительства Тбилисского цирка (завершено в 1939 году), монументального здания филиала Института марксизма-ленинизма (завершено в 1938 году, демонтировано младореформаторами пару лет тому назад), первой очереди Дома правительства (завершено в 1938 году).
Дворец спорта на Сабуртало — уникальная для начала шестидесятых технология сборки большепролётной купольной оболочки «навесным» (без поддерживающих лесов) способом… я ничего не упустил? — ах да: на протяжении десятилетий ни один проект по строительству сооружений, превосходящих размерами коровник, не подлежал утверждению без экспертизы и визы «завриевского» института, — зачастую имели место совсем уже из ряда вон выходящие случаи, когда заседания Госстроя республики проходили в кабинете его директора.
Существовало ещё знаменитое завриевское «нет!», и, ежели Кириак выносил подобный вердикт, никакие силы не могли сей вердикт отменить: с высоты своего авторитета, и благодаря подкреплённому редким даром «инженерного чутья» колоссальному объёму накопленного знания, плевать хотел Смотрящий по строительству на чиновников любого уровня — от нашего ЦК и до Московы.
Показательным в этом аспекте явился факт имевших место жарких прений по поводу высоты проектируемой в постхрущёвские годы Ингурской плотины. Расскажу в подробностях: скинувшие, с божьей помощью бесноватого Никиту, и возглавившие страну заговорщики, унаследовали от одиозного «реформатора» некоторые нелепые лозунги, в частности — «догнать и перегнать…», вот и посыпались на хозяйственников директивы нырять глубже, взлетать выше, осушать водоёмы, разворачивать реки и тому подобное. К середине шестидесятых самым внушительным гидросооружением в мире являлась арочная плотина Вайонт, Италия, высота — 261,6 метра. Москва постановила: утереть итальяшкам нос и запрудить быстроструйную Ингури арочной плотиной высотой в 300 метров!
Некогда славный наш Гидропроект приступил было к составлению проектного задания, но тут Кириак выдал своё фирменное «нет», и показал Москве фигу, ибо произведённый его институтом предварительный расчёт показал — сложенные из мергелистых известняков склоны ингурского каньона не выдержат нагрузки сооружения, предназначенного для сдерживания напора полутора миллиардов кубометров набегающей с заоблачных ледников архаичной Сванетии талой влаги.
Москва встала на дыбки, однако в дуэте с Кириаком выступил блистательный Лебедь Датский (о нём непременно расскажу отдельно), представил свой расчёт последствий прорыва трёхсотметровой плотины, присовокупив описание внештатной ситуации, сложившейся у итальянцев в шестьдесят третьем году (тогда через гребень Вайонта перелилось 50 миллионов кубометров водицы, после чего десяток нижележащих поселений вместе с жителями исчезли с лица земного).
По прогнозу Лебедя – а рассчитывать подобные катаклизмы он умел мастерски — вместо Колхидской низменности, получили бы мы обширный Колхидский залив, а в турецкий Трабзон прикатил бы от нас нежданчик в виде тридцатиметровой волны…
Москва задумалась. После недолгой паузы пришло новое постановление: хоть бы и на десять метров, но выше итальянской, даже ценой значительного удорожания строительства…
Так значит товарищ Косыгин не станет зажимать расходы? Сделаем! — Кириак засучил рукава и засел со своими ребятами за расчёты. В результате известняковые склоны ущелья превратили в искусственную скалу — бурили шурфы 25 метровой глубины и под давлением нагнетали в дыры раствор на специально разработанном высокомарочном «ингурском» цементе. В тело плотины вчинили бетонную пробку, на которую и насадили саму арку. В результате, аж до 2013 года мы являлись гордыми собственниками самой высокой в Мире арочной плотины — 271, 5 метра (в две тысячи тринадцатом нас обскакали Китайцы, заделали три арки высотой соответственно 285, 292 и 305 м.)…
Вот таков был наш гладиатор от строительства. Примечательно, что внешность строптивца никак не соответствовала его бойцовскому характеру — был Кириак миниатюрен, лопоух, голосок имел дребезжащий, отчаянно походил на сильно постаревшего Чебурашку — только глаза отсвечивали серо-стальным упрямым блеском. Статью явно не в отца — племянница Кириака, Мария Онучкова, в воспоминаниях своих рисует Завриева-старшего мужчиной рослым, костистым, громогласным — но, похоже, с отцовским норовом: вышедший в отставку генералом, полковник Самсон Сергеевич служил начальником полевой службы Военно-топографического отдела штаба Кавказского Военного Округа, участвовал в Кавказской компании Русско-Турецкой войны 1877-1778 годов (Св. Анна III степени с мечами и бантом, Св. Владимир IV степени с мечами и бантом, Св. Станислав II степени с мечами, потомственное дворянство), в Первую мировую Высочайшее благоволение за ревностную службу и Св. Анна II степени с мечами — явно не прост был родитель.
***
Нам Кириак читал курс сопротивления материалов. Читал виртуозно, пытался вдолбить в смурные наши головушки самые сокровенные тайны основы строительных основ. Худо было то, что и спрашивал с нас академик в присущей ему бескомпромиссной манере — блат, звонки «сверху», просьбы коллег-преподавателей не канали. Выслушав нерадивца Кирияк говорил «нет», и возвращал зачётку. За «хвост» по сопромату исключали, однако деканат не мог себе позволить терять ежегодно половину личного состава, посему, для «завриевских» существовало одно послабление — ведомость весенней сессии не закрывалась до первого сентября.
Первые три «захода» Кириак принимал в политеховской аудитории по расписанию деканата. После, в июле, хвостовики исправно посещали необъятных размеров директорский кабинет Института сейсмостойкости — вот тогда-то кто-то из очень уж обозлённых студиозусов и надругался над служебной Волгой мучителя, вызвав справедливый гнев бессменного Арутюна.
В начале августа Кириак уходил в отпуск и перебирался на свою дачу в пригороде, там-то, на тенистой веранде и разыгрывался последний акт трагифарса. Жалостливая Нина Михайловна — спутница жизни сатрапа, отпаивала чаем поражённых в правах претендентов на заветный «трояк», и утешала как могла: — До сентября ещё целый месяц, Кирюша тоже живой человек, устанет, в конце концов, пожалеет, да и ты, сынок, не будь балбесом, посиди над книжкой, благо Кирюша сам её написал очень доступным языком…
***
Пристроив тощий зад в уютно проваленном сидении плетёного кресла, откушав переслащённого ежевичного варенья, с чашкой остывающего чая в руке, я, дожидаясь своего череда, клевал носом в дачной беседке. На веранде Кириак терзал кадыкастого Витю. Пристроившаяся рядком Нина Михайловна жалостливо поглядывала на меня.
— Кирюша, этот кучерявенький уже четвёртый раз приходит, пожалей мальчика…
— Не пожалею…
— Посмотри, у него щёки бледные, круги под глазами, видно — не спал ночью…
— По девкам, наверное, шлялся…
Я действительно провёл ночь без сна, только насчёт девок Кириак не угадал: занимался я добычей средств для шляния по оным — в компании с Бутхузом и Персиком таскал в Южном парке мешки с армянским цементом, по червонцу за тонну. Уже был отослан в Ялту квартирмейстер, уже пришла от него подтверждающая резервирование койкомест телеграмма, уже набрана была необходимая для полноценного отдыха сумма, уже вылетали назавтра в Симферополь подельники… оставалась преодолеть единственное, перекрывавшее мне доступ к солнечному Крыму препятствие – Кирюшу.
— Кирочка, ну напиши мальчику троечку…
— Не напишу. У него физиономия нахальная, дадут ему диплом — заладиться строить. После обвалится то, что он построит, спросят — кто тебя учил? Скажет — Завриев…
***
В Ялту я прибыл к шапочному разбору. Компаньоны были несказанно рады, ибо успели профукать всю наличность, а я, стараниями Кирочки, был при башлях. Отстегнув голодающим на прокорм, я принялся навёрстывать упущенное. В спешке навёрстывать, ибо уже через неделю надо было возвращаться в цитадель знаний.
Как и предчувствовал Кириак, диплом мне через четыре года выдали. После я успел построить с десяток крупных объектов — стоят, стараниями покойного строптивца без единой трещинки, мир праху твоему, Великий делатель!

ВЕСЕЛЕЕТ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ ОБЕТОВАННОЙ

  Ощущая чувство глубокого удовлетворения, наблюдаю за развитием окружающей действительности: отряхнув тлетворное наследие тёмных веков, общество семимильными шагами продвигается к окончательному торжеству демократии. Слава новоявленным отцам-пилигримам — не щадя содержимого живота своего, наперекор проискам бесчисленных злопыхателей, влекут заплутавших  в архаичных догмах сограждан в светлое будущее. Меж ласковым морем и величественными отрогами очертил нам Всевышний щедрой дланью землю обетованную — владейте во благо и охраняйте!
    Увы, косностью разума обременённые, погрязшие в нелепых традициях предки наши, не умели разглядеть истинные ценности, так и влачили неразумный быт из века в век. Но вот она — звезда пленительного счастья, взошла над вековой трясиной, блистающий луч указал заблудшим единственно верную тропу – nam docemibur a Spirity Sancto!!!
   Легко на душе, радостно… а горчинка таки в глубине таится: опоздал я на этот праздник жизни (равно как и друзья мои и товарищи, кто жив ещё). Каюсь – в силу архаичности мышления пугают новации, не умеем мы их оценить, ощущение ограниченности, дискретности и конечности складывается (исключительно в силу скудоумия старческого, не иначе) – слишком уж стремительно наступает новая формация, сокрушает привычное виденье. Бурный рост промышленности, невиданное ускорение экономики, наступление закономерное на леса, реки и горы – фатальную раздвоенность и чувство обречённости вызывают у нас, наделённых ложной генетической привязанностью к окружающему миру, престарелых аборигенов. Ну, — дикари мы, старичьё, что с нас взять кроме анализа скудной мочушки?
   Беда наша в том, что заторможенность мышления принуждает нас к философичности и поэтическому восприятию. Ощущаем мы, неблагодарные и недальновидные, некий дискомфорт в новой действительности, и даже давно апробированная метода «продуктивного» воображения не помогает нам преодолеть горизонт непосредственной чувственной данности и погрузиться в образы идеальной действительности, посему страдаем мы зачастую ничем не оправданным, ложным недугом хронического пессимизма.
   Дабы не мешаться в ногах у строителей нового мира, подобно уолденскому затворнику, удаляюсь я всё чаще в богом забытый уголок в горах, в полуразвалившуюся хижину (ещё один осколок проклятого прошлого), где предаюсь пустопорожнему времяпрепровождению, оплакивая никчёмность свою и косность.
   В уединении, сообразно совета мудрого бостонского богослова, наблюдаю долгими ночами звёздное небо – успокаивает растревоженную сомнениями душу созерцание блистающей россыпи; при свете дня, затаившись в тенистом уголке старого сада, терпеливо ожидаю визита осторожного обитателя подступившего к самой ограде девственного леса: енот-хитрец порой прокрадётся в разведку, рыжая белка заглянет поживиться орехом, прошествует по неотложному делу сердитый ёж…
  Бывает, зверушки чем-то очень заняты, обделяют старика вниманием, не беда – вот он, муравейник – можно наблюдать за суетой жильцов, да дивиться тому стройному быту, что налажен крохотными тружениками. Хоть с памятью и худо, но какие-то крохи полученных в школьные годы разрозненных знаний пока ещё присутствуют в смущённом сознании: помню – высшей нервной деятельностью насекомые не обременены, а обладают они специализированной нервной системой, которая обеспечивает восприятие с помощью так называемых органов чувств внешнего раздражения — наделил создатель жучков с червячками нервными клетками с высокой избирательной способностью к различным раздражителям — рецепторами. Вот благодаря этим самым рецепторам они и улавливают весь набор внешних факторов — вибрации, энергию излучения, механическое давление, запахи, и что-то там ещё; после умудряются мгновенно осуществлять ответную реакцию для уравновешивания организма со средой и подбирать методу целесообразного поведения.
   Всё бы ладно, однако наука признаёт и исключение из общих правил — не умеют учёные мужи объяснить феномен наличия коллективного разума у некоторых видов, в частности у представителей отряда перепончатокрылых — пчёлы, осы, муравьи, и отряда новокрылых — термиты. Что существенно — признаёт наука — коллективный разум вышеуказанных букашек в чём-то превосходит человечий, ибо обладает предикцией — возможностью предвидеть будущее, чему есть масса примеров (скептикам предлагаю следующий эксперимент: попробуйте обоссать муравейник, гарантирую — ширинку расстегнуть не успеете). От себя могу добавить — подобным свойством предикции обладают помимо муравьёв и некоторые представители жёлтой расы, в частности китайцы. Чем иначе можно объяснить резкое сокращение популяции сынов поднебесной на территории Грузии? Согласно данных миграционной службы число свободных предпринимателей китайской национальности в нашей республике на начало 2008 года составляло около 6000 особей, из коих на сегодняшний день присутствует всего 350 душ. Предикция налицо: предчувствуя грядущее изобилие, торговцы грошовым барахлом мигрируют в заведомо бесперспективные регионы, где, что вполне закономерно, на подобный копеечный товар гарантирован устойчивый спрос.
И ещё: энтомолог из меня никакой, образование диаметрально противоположное, однако путём несложной дедукции пришёл я к выводу — вышеприведённый перечень наделённых коллективным разумом насекомых необходимо дополнить, добавить вошь человеческую головную (pediculus humanus capatis, подкласс — открыточелюстные, отряд — пухоеды и вши, семейство — вши настоящие, род – pediculus).
Судите сами: во времена ненавистного «развитого социализма» массового завшивления советских граждан не наблюдалось. Ходили смутные слухи о наличии в природе кровожадных площиц, которых в народе ласково обзывали мандавошками — всего единожды, в далёкой юности, довелось мне пообщаться с этими вредными созданиями, после гастролей румынского цирка. Однако в этом случае кровососы не принадлежали к местной популяции, а были импортированы в солнечную Грузию с берегов полноводного Дуная игривой барышней эквилибристом (вспоминается — Пьеха модную песенку напевала: «Дунай, Дунай, а ну, узнай, где чей подарок…»). Таким образом вши головные проявляли недюжинный коллективный интеллект сторонясь нищего общества строителей социализма, ибо обладая пресловутой предикцией, не предвидели какого-либо прогресса в обозримом будущем.
В противоположность, в сегодняшней действительности, сообразно ускорению экономического роста, младое поколение косит повальный педикулёз — вошь головная, сомкнув ряды, спешит занять собственную нишу в высокоразвитом обществе: не далее как вчера дщерь моя, педагогической деятельностью обременённая, возвратившись домой из чертога знаний, принялась истово поливать буйную шевелюру из двух разных флаконов, попшикав напоследок аэрозолем из третьего.

   — Что, пришли? — спросил я с надеждой.

   — Ага, все классы завшивели...

Возликовал я, вот они верные признаки — предчувствуют открыточелюстные хищники грядущее изобилие  — жизнь станет ещё комфортнее, жить будем ещё веселей…


А вот спрашивается, нахера?

Нахера, я повторяю, оппозиция, так называемая, копья ломает, вещает, возмущённая последними подвижками в нашей властной клоаке: «Измена! Демократия в опасности! Не дадим изменщикам прервать евроатлантическую поступь свободной Джорджии (ex USSR former), увести её, родимую, на тернистую дорожку ревизионизма, опустячить плоды нелёгкой победы славной когорты младоевроинтеграторов, не пожалевших живота своего в битве смертной с тёмными силами, встававшими на пути, ведущем нас, заблудших, в светлое европейское будущее!» НАХЕРА? – пустое, и мало того, унизительное занятие. Где это видано, чтобы предки пресмыкались перед потомством? Мы, чай, не какие-нибудь там средневековые самураи с гейшами, которые одряхлевших родителей в утиль сдавали в силу укоренившейся на шести тысячах восьмистапятидесяти двух никчемных, богом забытых островках порочной традиции, мы есть самые что ни есть прародители этих самых европеишек, и не только, нас категорически обязаны холить, пестовать, лелеять и атланты, и азияты, и те, кто между, ибо являются, пацанва сопливая, семечками нашими, и ещё большой вопрос –  удачно ли селекционированными?
В конце ХХ века в Грузии, а именно в Дманиси, археологами и палеонтологами были обнаружены останки так называемого «выпрямленного человека», возраст которых приближается к двум миллионам лет (пистон украм в свидомую дупу, эти всего-то на 150 тыщ годков претендуют, детвора). Французские антропологи, изучив скелеты, восстановили их первоначальный облик и дали им грузинские имена: женщине – Мзия, мужчине – Зезва.
 Кости Зезвы и Мзии являются древнейшими останками людей, найденными на территории Европы. Именно поэтому, по единогласному решению научного сообщества, пару назвали «первыми европейцами». Еще раньше на территории Грузии были открыты остатки культуры каменного века, от эпохи нижнего палеолита до неолита. Ученые внесли территорию Грузии в число тех регионов планеты, где, вероятно, происходило формирование форм человека и откуда началось переселение людей на просторы Евразии. Помнится мне, не так давно халявщики греки заяву сделали – мы, мол, цивилизацию европейскую создали, вот и кормите нас теперь за это, просветителей ваших… Подумаешь – Илиаду накалякали, Парфенон кое-как отстроили, да и тот давно развалился… Мы, знаете ли, породили и писателей, и строителей, и воителей и вообще всех этих греков, галлов, гуннов и прочих монгольцев с португальцами, так что, извольте, господа оппозиционеры, приступить к составлению категорического меморандума – объём 1300 страниц англицкого текста, никак не меньше – с требованием принятия Европарламентом, Госдумой, Госсоветом китайским и прочими хуралами совместного, регулирующего комплекс мер по сбережению поголовья здравствующих биологических предков и обеспечению бессрочного мониторинга благосостояния их потомства постановления, каковый меморандум должен быть незамедлительно передан преемнику овцеликой нашей отставной внешнесношательной министерши с поручением оному преемнику принять все доступные меры для скорейшего продвижения документа через бюрократические инстанции органов власти сопредельных государств.    
Вот так-то, господа оппозиционеры, кончайте базар, и передвиньте копыта, сделайте первый шаг навстречу нашему безбедному будущему, увидимся на Елисейских полях, тех, что на берегах реки Океан находятся, а вы, неучи, про какие поля подумали?

233c0936e4da
arh_9