Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

КОМУ ИНТЕРЕСНА ГРУЗИНСКАЯ МИФОЛОГИЯ - СЮДА:

... со двора послышался задорный напев, я вышел поглазеть: на лужайке, легко ступая по шафрановым головкам бархатцов, кружилась крошечная фигурка. У порога на лавке сидел домовой, указал флейтой: – Это дочь Миндорт-батони. В лугах цветов не осталось, вот она с зарёй и приходит на наш двор поиграть…
Над миром встала радуга. Фея, с цветка на цветок подобралась к ближнему концу небесной тесьмы и зашагала по изгибу, в ладошках для равновесия по листку клевера...

https://magazines.gorky.media/din/2015/6/privet-pticza.html


Грузины-казаки

Думаю представлять широкой общественности выдающегося композитора, инициатора создания Грузинской консерватории, академика Димитрия Аракишвили не имеет смысла — мало кто у нас не знает о плодотворной деятельности зачинателя грузинской академической музыкальной школы.
Но немногие знакомы с житием молодого Димитрия Аракчиева (так трансформировали фамилию Аракишвили на российских просторах) до его переезда в Тифлис в 1918 году.
Родился Димитрий Игнатьевич в 1873 году во Владикавказе. В 1901 году окончил Московское филармоническое училище, совершенствовался по композиции у А. Т. Гречанинова. С 1897 года выступал в русской и грузинской печати по вопросам музыки. С 1901 года участвовал в работе музыкально-этнографической комиссии при Московском университете; был одним из организаторов Московской народной консерватории. Автор первых работ в области грузинской музыкальной фольклористики ("Краткий очерк развития грузинской, карталино-кахетинской, народной песни" (Москва, 1905); "Народная песня Западной Грузии " (Москва, 1908); "Грузинское народное музыкальное творчество" (Москва, 1916).
Предпринял четыре экспедиции (1901–1908 гг.) в различные регионы Грузии и Северного Кавказа, где записал и опубликовал свыше 500 образцов грузинской народной и церковной музыки. Ниже привожу выдержки из путевого очерка Аракишвили-Аракчиева о поездке к казакам-грузинам, опубликованного в Этнографическом обозрении за 1904 год.

< В Терскую область к казакам-грузинам я был командирован в мае 1904 года Этнографическим отделом и Музыкально-Этнографической Комиссией Императорского Общества Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии, с целю записать их песни и потом сравнить с грузинскими закавказскими.
Поехал я в станицу Александро-Невскую или, как там её называют, Сасоплы. Ехать сначала пришлось по железной дороге, также на лошадях верст около ста слишком. После 15-часовой езды в страшную жару и пыль я, наконец, благополучно при¬был в гор. Кизляр, Терской области. От Кизляра до Сасоплы еще оставалось около 22 верст, которые пришлось проехать на перекладных.
Что было дальше, я не буду распространяться, а уклонюсь и скажу нисколько слов об этих казаках-грузинах.

Точных каких-либо исторических сведений о том, когда они вышли из Грузии, я пока не мог, найти. В материалах для истории Кавказа Буткова о них упоминается в следующих выражениях: „Грузины суть те, которые по доброй воле служили Россиянам в Гиляни в числе 700 человек. Выбыв оттуда переведены 1730 года в Дербент, а 1733 года в крепость Святого Креста, они, купно с поселившимися у крепости Святого Креста для торговли, состояли теперь в 450 семьях. Военных отпускали на свободу; но 1763 года, по прошении начальника их генерал-майора Лазаря Христофорова, с товари¬щами 112 человеками, паки приняты они в российскую службу, поселены при Кизляре, с получением земли под пашню, жалованья против Астраханских гарнизонных полков и денежного пособия на поселение. Из них в 1739 году, по приглашению фельдмаршала графа Миниха, несколько вступило в грузинские гусарские роты, составленные из князей и дворян, выехавших с царем Вахтангом"

Таким образом Грузины на Тереке являются с 1730 года. Являются ли данные казаки потомками семейств, выселившихся с царем Вахтангом, или, быть может, потомками тех семейств, «которые служили Россиянам по доброй воле», сказать ничего утвердительного не могу.

В самой станице мне пришлось пробыть около суток, и я ничего узнать не мог, так как на другой же день я должен был, по независящим от меня обстоятельствами ехать обратно. Все, что я мог узнать и видеть за это короткое время, это следующее: грузин в этой станице 60 дворов, русских тоже. Есть по несколько дворов одной фамилии, как, напр., Бибилуровы, Ломидзе и др.
По образу жизни они нисколько не отличаются друг от друга. Они так же, как и pусские проходят в полку строевую службу четыре года, а затем дослуживают 21 год в станице, отправляясь на один месяц в году в лагеря.
В общем, казацкая жизнь выработала из них особый казацкий тип, так что такого грузина от казака положительно нельзя отличить.

В свободное от службы время они занимаются скотоводством, хлебопашеством, виноградарством, вырабатывая вино. Что же касается грузинок, то это форменные казачки, с такими же, как у тех, коротенькими юбками и кофтами и особыми казацкими черяками (род чувяков), и только иногда разница в лице, глазах и волосах доказывает, что это все-таки тип не русский.
Как казаки, так и казачки сохранили родной язык и говорят на нем так же, как и на русском. Если принять во внимание, что эта небольшая кучка, находясь около 170 лет среди русских, не утеряла родного языка, то приходится только поражаться ее необыкновенной живучести.
Вот пока все, что мне удалось видеть и узнать о сасоплинских казаках-грузинах.
На следующее утро я распростился с широкими улицами станицы, чистенькими и беленькими, как у малороссов хатками. Я ехал обратно в Кизляр и далее >

< В Кизляре мне содержатель разгонной почты посоветовал ехать на перекладных, и я, послушавшись, покатил на тройке, чтобы поскорее выбраться из «прекрасных здешних мест».
Проехав несколько станций, я к вечеру подъезжаю на ст. Щелкозаводскую. Зная, что и здесь тоже живут грузины-казаки, я решился попытать счастья. Действительность оправдала мои надежды. Макар Иванович Отинов (Отинашвили), староста почтовой станицы, устроил мне это дело, через два часа у одного своего приятеля собрал нисколько казаков.
Вскоре я явился со своим фонографом и записал пять интереснейших в научном отношении песен. Записи, конечно, я сейчас же демонстрировал, чем всех присутствующим привел в неописуемый восторг.
Весть о чуде-машине моментально распространялась по ближайшим хатам, и через некоторое время не было щели в моей хате, откуда бы не выглядывали глаза и не смотрели бы с удивлением. В особенности поражались и крестились женщины, не видевшие никогда такой диковины >

< Станицу свою они называют по-грузински Сарапани, по-русски Шелковкой. Откуда вышли их предки, они и сами не знают, и в этой отношении нас опять выручают как материалы для истории Кавказа Буткова, так отчасти и их песни. В этих материалах мы вот что находим: „В 1735 году основан в 70 верстах от Кизляра казенный шелковый заводь, выше гребенских станиц, на левом берегу Терека, где ныне Шелковская крепость. К работе из доброй воли переселились сюда и построили слободу грузины"

Далее, что мне довелось узнать от них, это следующее: грузин-казаков в станице до 60 дворов, русских 120. Они сохранили родной язык. Среди этих казаков также попадаются чисто-грузинские типы, хотя есть и такие, которых не отличишь от великорусских.
To-же самое встречается и среди женщин. Девушки ходят больше по городскому, и это, нужно полагать, влияние города Грозного, находящегося сравнительно недалеко от станицы.
Грузинских фамилии среди этих казаков я не встретил; все они превратились уже в русские, как, например: Дубинков, Карин, Дмитриев, Китранин и др.
Казаки-грузины, несмотря на вековую жизнь среди русского население, живут по своим традициям, отчего и быт их резко отличается от старого гребенского и малорусского.

Возвращаясь опять к вопросу относительно предков этих казаков, я должен сказать, что первая песня „алило" указывает, что предки этих казаков по-видимому выходцы из Кахетии. По крайней мере, песня „алило“ в настоящее время поется только там. За это говорит народная песня - музыка.
Далее, песни „перхули", „черный Лего", „мелис симгера“, собственно, также свидетельствуют о Кахетии. Но, благодаря тому, что напевы эти несколько суровы, думается, что они не из нынешнего Телавского или отчасти Тионетского уездов, где напевы более мягки, а из Кизики, где напевы отличаются несколько большей суровостью, в сравнении с первыми.
Это также подтверждается еще и записанными мною текстом „кали ту шарасао", который поется, главным образом, там, то-есть в Кизики.
Разумеется, все это я не выдаю за несомненную истину, а высказываю, как догадку и предположение. Как бы то ни было, если принять во внимание, что эти песни записаны у людей оторванных от родного края около 170 лет тому назад, то приходится придать им особенную ценность.

Некоторые фамилии грузин "казаков", которые до начала 20-го века жили на Северном Кавказе: Алмадзе, Бибилури, Битадзе, Зедгинидзе, Суфрадзе, Шаншиев (Шаншиашвили), Тушин, Туманов (Туманишвили) >





СТРАСТИ - МОРДАСТИ.

Сергей Прокофьев с 1918 по 1936 годы гастролировал по Америке и Европе как пианист и дирижёр (исключительно собственные сочинения). За этот период в СССР концертировал трижды: в 27, 29 и 32 годах. В 1936, завершив затянувшееся турне, окончательно обосновался с семьёй в Москве.
Несмотря на то, что срок выданного ему Луначарским в 18 году командировочного удостоверения достаточно скоро истёк и композитор утратил таким образом советское гражданство, в 1927 году Прокофьевы без каких либо затруднений получили советские паспорта, сохраняя при этом так называемые «паспорта нансеновские» для дальнейших заграничных поездок.
Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 10 февраля 1948 года был причислен к группе представителей «антинародного формалистического направления в музыке» — В. Мурадели, Д. Шостакович, А. Хачатурян и проч. Ряд сочинений Прокофьева приказом Комитета по делам искусства был запрещён к исполнению. Во всём действе особое рвение проявлял рвущий узду молодой, но ранний Тихон Хренников (это который «Свинарка и пастух»).
16 марта 1949 года по личному распоряжению Сталина приказ Комитета был отменён, а действия инициативной группы Союза композиторов и постановление Политбюро охарактеризованы как «перегибы».
С 1943 по 1951 год Прокофьев шесть раз удостаивался Сталинской премии (4 — первой степени и 2 — второй).
Умер Прокофьев от Гипертонического криза в один день со Сталиным — 5 марта 1953 года.

P.S. Постановление ЦК КПСС (уже хрущёвское ЦК) от 28 мая 1958 года «Об исправлении ошибок в оценке творчества группы композиторов…» — утверждало, что Постановление 1948 года «… в целом сыграло положительную роль в развитии советского музыкального искусства», однако признавало, что оценки творчества отдельных композиторов были бездоказательны и отражали субъективный подход со стороны Сталина И.В…


Легенда о славном Сасрыкве (перевод с аПхазского):

 Однажды все Будущие Братья Сасрыквы одели доспехи, наполнили дорожные мешки медовыми лепёшками, оседлали огнеподобных коней и двинулись в путь.
Вот они едут, едут, и не страшны им Афыртын (буря), Адыд (гром), Акуа (дождь), Амицвис (молния), Акырцх (град), Акуджма (волки) и даже Агизмалы (колдуны злые). Где ночь застанет там и ночлег. Проснувшись с Аецваквой (утренней звездой) Будущие Братья Сасрыквы снова пускаются в путь.

Collapse )